?

Log in

No account? Create an account
(no subject)
DENASTIYA
denastiya
- А я не знаю что сказать...
Что они рассчитывали услышать?
О покойниках либо хорошо, либо молчи уже, не выпендривайся. Пей, блином занюхивай.
Нет, прикатилась на поминки, как ехидна, на машине. Бросила её на тротуаре, рассчитывая уйти через пол часика. И ни капли не пила, сидела неуместно трезвая.
По лестнице шла медленно, даже не запыхалась. Все пыталась прочувствовать значительность момента. По знакомым запахам, соприкосновению с перилами и ступеньками перебраться в другое время. В то, когда здесь для тебя было медом намазано. Но нет. Никаких инсайтов не словила. Доволоклась до нужной двери на последнем этаже сохранив эталонные 120 на 60.

Как ты себе представляла этот момент? Ведь еще как представляла. Весь прошлый год почему-то отделаться не могла от этого наваждения: он скоро умрет. Иногда даже казалось, что и вовсе уже умер. И такое это было горе... Думала, на похороны позовут, рыдать буду страшнее жены и матери.
Потом выяснялось, что все же нет, жив, померещилось, но все равно слезы душили, как за покойника. И страшно, чудовищно хотелось поговорить! Как хлеба и воды...
О чем поговорить? Ты, бывшая девушка, подруга суровых студенческих дней.
За тобой эта дверь, в которую ты сейчас входишь, закрылась 15 лет назад. И не ты ее закрывала. Твоя бы воля, ты бы и по сей день тут шастала, я ж тебя знаю.
Это потом ты говорила крестясь "славатехоспади, что он меня бросил". А когда бросал, вовсе не такие молитвы завывала, всем богам разом молясь.

Так что они хотели услышать?..
Принесли альбом с фотографиями. Вот, говорят, посмотри. Мы-то все уже видели. Там, говорят, все ваши есть. И я, говорю, есть? С иронией так, думая, что как всегда, в лучшем случае только тенью. Кто я там была? Седьмой сугроб слева. И сейчас-то стесняюсь сказать, где и с кем я училась, а тогда и вовсе жила с густопсовым синдромом самозванца. Но открыла, а там - я и снова я, и опять и опять... Жизнь, от которой у меня ни одной фотографии. Все порвала в свое время.
Мы и Новый год. Мы и торт на день рождения. Он на моей кухне. Я в купальнике - тощий заморыш странных пропорций.
С каждого портрета, некоторые из которых были развешены теперь по стенам в черных рамках, он смотрел именно на меня.

- Ну, скажи что-нибудь. Мы уже все все сказали.
- А я не знаю что сказать.

Что я должна говорить? Что можно сказать, когда рядом стоит бывшая, будем считать, жена, все 15 лет любившая его в болезни и горе так, как не снилось ни одному здоровому, богатому и счастливому. Хрупкая, крошечная, как пятиклашка. Ты и раньше-то слова лишнего из своего окопа не пикнула, за все 15 лет, чтобы не дай Бог не вмешаться в ее странное счастье.
И вот она стоит, смотрит, как ты будешь реагировать на этот альбом, а ты листаешь не задерживаясь ни на одной картинке, словно не про тебя все это кино вовсе.

Так что вы полагаете я должна была сказать? Если кроме жены сидит там, как ни в чем не бывало, эта вечная компаньонка-приживалка, бывшая "почти жена", как мне ее когда-то представили.

Почему-то тогда никак меня не смущала эта приставка. И не насторожило совершенно, что подруга эта гостит там чаще, чем дома бывает. "Она с мамой дружит", как было объявлено. Нет, никаких у меня не было к ней вопросов ни тогда, когда она взялась моему парню носки шерстяные вязать. Ни даже тогда, когда она из маминой комнаты переместилась ночевать в нашу с ним. Я уходила утром, а они оставались. И только случайно наткнувшись на подробное письмо, на двойном листочке в клеточку, в котором старательно было расписано и про метаморфозы ее любви, и про то, что там было, когда за мной наконец захлопывалась входная дверь, и что, дескать, выбирай, она или я. Только тогда я вдруг прозрела. Прозрела, поревела, да простила. Легко поверив, что "выбрал он, в итоге, меня".

И вот приходишь ты через 15 лет на поминки. Открывается дверь, а на пороге, кто бы вы думали? Правильно! Не мать, не вдова, а это недоразумение. Ни мужа, ни детей. Что она там делала все эти годы, боюсь догадаться.

- Мы просто учились вместе. И может быть год у нас были какие-то отношения. Всё остальное - токсичный ужас. Не хочется вспоминать. Я рада, что не мне пришлось прожить с ним эту жизнь. Держись.

Вот это я и сказала в итоге. Злобно протявкала еще что-то о вреде пьянства. Ни пол слезинки ни проронив ушла раньше всех, как приличная.

Ну так что, говорить? Говорю:
Я очень любила тебя. Ты был самым значимым человеком для меня все эти годы.
Все эти 15 лет я мысленно говорила с тобой. Я чувствовала твою смерть.

Я все делала с оглядкой на тебя.

Я не была твоей женой. Но кажется, что была.
И я все еще иду с тобой по той аллее и по тому перрону. И держу тебя за руку.


Все остальное - не существенно.

Яжпсихолог
DENASTIYA
denastiya
Психологи столько умного за последние годы понапридумывали, так тонко научились разбираться в людях, что уже и писать что-то от первого лица не ловко. Примерно так же мне неловко флиртовать с врачами: всё время кажется, что они по склерам, цвету кожи и моим синякам под глазами видят меня насквозь. Я бы видела. Будь я врачом, с иными целоваться бы точно не стала, не говоря уже про что другое.

Но есть и мне, работнику рекламного производства чем их всех удивить.

Микрофон и фотокамера - вот лакмусовые бумажки. По роду деятельности испытано мной как на себе, так и на других.

Если человек не профессиональный артист разговорного жанра (а иногда даже и профессия не спасает), то читая в микрофон текст с листа, он непроизвольно выдаёт всю свою подноготную. И в чтении иного коренного Питерца, особенность выговора которых заключается в том, что нет никаких особенностей (я сейчас не про парадные-поребрики-батоны, а про произношение), можно вдруг услышать "голос предков", понаехавших откуда-нибудь из Мурманска, например. Или из Краснодара, у кого как.

Артистки, которым по роли у микрофона надо изображать сексопил, не редко слышали от режиссера что-то вроде "Милая, вы это так сейчас сказали, что мне очень хочется спросить - а когда у вас последний раз был секс?".

Отец двоих взрослых детей, проживший в браке лет пятнадцать, ну никак не вызывал подозрений в нетрадиционной ориентации. Ровно до того дня, пока не сел к микрофону.
"Алексей, что вы читаете, как Иннокентий Иванов. Откуда у вас эти пидарастические интонации?"
Имеющий уши да услышит, как говортся.

Стоя за спиной у фотографа, режиссер фотосъёмки пытается добиться от модели осмысленного выражения лица. В ход идут все возможные манки:
- подумайте о любви!
Взгляд модели в секунду приобретает тоскливо-жертвенное выражение.
- о сексе!
К загнанной тоске примешивается ненависть, как при упоминании о насильнике.
- о деньгах! Много денег представьте и все ваши!
К вышеперечисленному букету органично добавляется "подайте христаради" одновременно с высокомерным "фу, какую гадость вы мне тут предлагаете, это же не прилично".

Знаете, какой самый лучший манок? А я вам скажу: предложите модели подумать "какие же вы все козлы". Во! будет выражение лица! Величие, значимость, сострадание к ущербным козлам, легко принимаемое за милосердие и великодушие. Вся гамма чувств и живость взгляда.

Рекомендую данный тренинг проводить при выборе спутника жизни. Сразу будет понятно, что тебя ждет впереди. Точнее теста нет.

Потренируйтесь как-нибудь.

Еще один невроз
DENASTIYA
denastiya
Посетила на днях детский сад своего ребеночка. Поводы для таких родительских посещений могут быть разными, программа всегда одна и та же: стишок, песенки с притопами под аккомпанемент штатного музработника и хоровод.
В этот раз мы с дочей пришли непосредственно на праздник, перед этим месяца полтора пропустив по причине неистребимой сопливости.
И вот стоит мой маленький человечек и чувствует себя, судя по выражению лица, совершенно чужой на этом празднике жизни. Ни песен она этих не помнит, ни танцев.
И так я её понимаю!...
Сама я в садик ходила считанные дни из всех тех лет, которые положено туда ходить. Схожу на денек и обратно, болеть с осложнениями.
И каждое моё возвращение на садиковые занятия сопровождалось чувством махровой двоечницы - все понимают, о чем идет речь, а ты ну совершенно нет. И ни спеть, ни станцевать - тут пол куплета, там два подскока.
И в школу меня ухитрились отправить с шести лет, да еще и в середине сентября. Как специально старались, чтобы я до окончания этой самой школы чувствовала себя круглой дурой. Как ни складывай мозаику - все равно не сложишь, пазлов не хватает.
Да что говорить, в институт я и то ухитрилась придти "добором". Сразу на второй курс. Словила уже привычное, сосущее чувство хронического не понимания происходящего и, махнув рукой, поплыла по течению упавшим в реку ёжиком в тумане.
Сегодня вот еще посетила концерт Ника Кейва. Зачем-то он из стоявшей под сценой публики, кровожадно тянувшей к нему руки, вытаскивал на сцену девушек. Девушки были счастливы, наверное, но стояли столбами и чем заняться в такой ситуации придумать не могли. Подпевать они не умели, танцевать стеснялись. В результате Кейв продолжал своё шоу, девушки томились, а у меня внутри аж всё чесалось, глядя на эту беспомощную неуместность.
Глаза даже отводила, чтобы себя на их месте не представлять.

Выбор без выбора
DENASTIYA
denastiya
Книги и музыка - вот то, что всегда лежало в основе моего выбора спутника жизни. Или как они правильно называются? Суженый-ряженый? Супруг? Сейчас меня стошнит...
Некоторые женщины говорят "мой мужчина". Это пока он еще не муж и возможны варианты.
Каждый раз, когда я слышала такое словосочетание из женских уст, удивлялась, до какой степени сдержанно оно произносится. И глаз, почему-то, совершенно не горит. И вообще нигде, судя по всему, не горит. Но, жить-то хочется, а жить-то не с кем, поэтому почему бы не этот приличный, умеренно пьющий, еще более умеренно зарабатывающий, разведённый, с четырьмя детьми от предыдущих браков, пятидесятилетний, как правило, из верующих, мужик?

Так вот, книги и плэй лист. Вот что являлось для меня определяющим тогда и, что тут корчить из себя поумневшую, сейчас я так же ни за что бы не связала свою жизнь с человеком, слушающим песни Ефима Амирамова и прочее "Кайфуем, сегодня мы с тобой кайфуем". Будь он хоть в рублёвом эквиваленте миллионер, хоть в валютном исчислении. Вру сейчас сама себе, наверное, но по ощущениям так (просто другого мне никто отродясь и не предлагал, говоря откровенно).

Но! Сейчас я хотя бы знаю, что для того, чтобы жить с чувством, что ты "ЗА мужем", не достаточно, чтобы твой мужчина (блин, докатилась...) цитировал Бориса Виана, Борхеса и, не дай Бог, Чарльза Буковски.

Вернись ко мне вдруг мои двадцать лет, я бы, пожалуй, переставила местами приоритеты. Возможно, ограничилась бы тем, что человек (час от часу не легче, не мужчина, так человек...) не говорит ложит, плотит и звОнит. Главное, что зарабатывает и семью исправно содержит.

Хотя нет... Как подумаю, что он вдруг в машине Трофима включит, так пусть хоть вовсе не зарабатывает, только не этот позор...

Художественное чтение
DENASTIYA
denastiya
Авантюризм и мания величия - вот две составляющие успеха моей семьи.
При таких вводных все умрут, а мы останемся. Ужасно живучие по причине вопиющей беспринципности.

Весна, как всегда, наступила внезапно. Еще более внезапно промчался год, точнее десять. Шестнадцать, если совсем уж точно всё подсчитать.
В течение всех этих лет, в начале каждого учебного года, каждого календарного, в начале каждой четверти, каждый понедельник - мама собиралась за нас взяться. Сначала за меня, потом за меня и за брата, потом только за него, но вот он, последний звонок и надо куда-то поступать, а куда?

Первое, что приходило на ум было художественное училище. И фраза из классики:
- Киса, скажите мне, как художник-художнику. Вы рисовать умеете?
И вот тут-то пришлось впервые взглянуть правде в глаза. За всю свою жизнь, прожитую в окружении маминых кисточек и холстов, ни я, ни брат мой не нарисовали ничего более приличного, чем граффити на стенах подъезда. При этом сомнений в том, что мы тоже, конечно же, художники, ни у одного из нас не возникало вплоть до поступления. Какие сомнения! Конечно, художники. Живописцы. Баталисты и маринисты. А то, что кисточку в руки не берем, так некогда. Но захотим и тут же нарисуем! Дайте повод.

Повод назрел. Школа закончилась вся и насовсем и надо было немедленно что-то решать с поступлением нашего мальчика.
- нууу... Может быть в Рериха? - сказала мама, - ездить никуда не надо, рядом совсем.
Спорить не стали, моё поступление в театральный институт в своё время, было так же маминой идеей и уж куда более абсурдной, по сравнению с предложенным вариантом. Тут хоть какая-то логика прослеживалась.

И мы стали собираться поступать в Рериха. Мы тогда были очень "МЫ".
В ход пошло всё: мамины лучшие натюрморты, мои случайные каракули, нарисованные шариковой ручкой в минуту депрессивной задумчивости на листочках в клеточку, и еще какие-то творения, кажется нашей бабушки, датированные шестидесятыми годами прошлого века.

Приёмная комиссия проводила предварительный просмотр бесконечных ученических натюрмортов, старательно вымученных в художественных школах по всем правилам советского реализма. Тоскливые ученические работы в огромном количестве громоздились на столах. К экзаменам допускались только самые обученные.

- Здравствуйте, кому тут сдавать работы на конкурс?
- Мне сдавайте, кто поступает?
- Мы. В смысле - вот этот мальчик. А мы с ним. Пришли.
Мальчик, переминался с ноги на ногу и делал вид, что он прозрачный.

- Какой странный разброс... Это вы в разные годы рисовали?
- мммм... ммм
- вы учились в художественной школе?
- Да! Он учился. Но часто болел (мама)
- И прогуливал (я)
- Но мы очень способные. Все что надо для участия в конкурсе дорисуем, принесем.
- мы тут живем не далеко, пешком можно ходить.
Принимающий работы мужчина подвоха не чувствовал, на голубом глазу тщательно изучал каждую.

- Не плохо, интересно, интересно... (смотрит на мамино лучшее). Композиция не вполне правильная. И горизонт несколько завален. И перспектива нарушена.
- Где завален? Ничего он не завален! Как это нарушена? Где?...
- Да вы не волнуйтесь, мамочка, ну завален - у абитуриентов он у всех завален.
До конкурса я вас допускаю. Мальчика вашего, в смысле.

Мальчик немного проявился, буквально в виде легкой ряби, а то совсем было растворился, хоть и с места не двигался.

Усталые, но довольные, возвращались они домой.
В Рериха наш мальчик так и не стал поступать, хотя и просидел честно несколько дней с утра до ночи не выходя из кухни, впервые в жизни изображая нечто, сильно напоминающее натюрморт. Вполне приличный, кстати. Гены, все же, не чебурашки. Не в этом суть.
Тест на прохождение сквозь стены условностей был пройден вполне успешно.

Наша улица - уже не наша, сколько раз по ней - уже не мы
DENASTIYA
denastiya
Несусь бывало куда-нибудь (куда, куда я вечно несусь, кто-нибудь может мне ответить?..), нацепив удобное, такое, чтоб на все случаи жизни, на все сезоны и на четыре года вперед. И думаю, пролетая со свистом по какой-нибудь улице: вот тут я могу встретить... (имя вариативно). Когда-то он тут жил (работал или прогуливался). И если я его сейчас опять тут встречу, такая встрепанная, сикось накось сумкой черт знает какой (некогда, некогда мне сосредоточиться и найти приличную!) перепоясанная, то скажу: ой, привет! не обращай внимания, тороплюсь ужасно, не поверишь, такие запары!..
А в ответ услышу: и десять (двадцать, двадцать пять!) лет назад, когда мы с тобой вот на этом самом месте пересеклись, ты выглядела так же и неслась с той же скоростью ничего не видя на своем пути...

Я в Питере живу 30 лет постоянно. А до того восемь наездами.
Но и по сей день я тут совершенно не местная. Нет у меня внутренней причастности ни к истории этого города, ни к его красоте.
К Пушкину есть причастность, хотя я тут совсем неприлично недавно, а к Питеру нет, не появляется. Я по нему гуляю, как турист, который знает, что он тут не дома и ни к чему не привязывается.

Сейчас я хотя бы как восхищенный турист, который сознательно приехал - разглядела архитектуру, восторгаюсь (когда вдруг случайно попадаю). А раньше вообще как транзитный пассажир, который ни на что не смотрит.

Вот как так? Я же много ходила по этому городу. И после школы, когда работала курьером. И в институте, когда вообще все время куда-то было надо и непременно в центр, и само-собой пешком, потому что без денег. И потом еще какое-то время несло, то белые ночи смотреть, то мосты разводить, то просто из самого центра пешком до Лесной или до Купчино.
И вечно я гуляла так, что подметки горели от намотанных километров.
Но, как выяснилось теперь, всю свою молодость я ходила строго глазами внутрь. И ничего мне не надо было, ни дворцов, ни дворов, ни набережных. Хотелось только держать кого-то за руку и шагать не останавливаясь. Ну может еще мороженого иногда.

А сейчас попадаю я на те исхоженные улицы и узнаю только ощущения свои прежние. И оглядываюсь, в надежде увидеть тех, с кем я гуляла там. И диалог еще этот в голове звучит.
А дома красивые я как в первый раз вижу. Мечтаю взять отпуск и неделю просто ходить по улицам, как турист из глухой провинции. Фоткать фасады, прокрасться в подъезд (парадную), в котором окна кухни выходят на черную лестницу. Теперь мне это все интересно. А в 20 лет - мне было некогда, я неслась, так, что земля горела под ногами и большее, о чем я думала, это о том, что когда мне будет с кем ходить за руку, я успокоюсь, замедлюсь и наконец осмотрюсь.

Гештальт закрыт
DENASTIYA
denastiya
Сижу, отупевшая совершенно. Цель достигнута. Потихоньку выпускаю пар. Вернее, выпустила уже и остыла. Новых желаний еще нет. Старые все сбылись. Покой и воля - в чистом виде счастье.
Не могу даже разговаривать ни о чем. Хочется молчать и чтобы никто не приставал ни с какими вопросами. Хочется просто смотреть на то, что есть. Это пока плохо получается. Перед глазами всё ещё мелькают верстовые столбы.
И нет никакой ни эйфории, ни просто радости. Вакуум.
За время этой войны накопилась куча гадких паттернов. Вошло в привычку срываться на повышенные тона и истерики, злиться, агрессивно смотреть ненавидящим, холодным взглядом.
Совсем растворились некоторые желания. Совершенно не хочется ничьих прикосновений, например. Молчу уже про интим.
Хочется только спать в тишине, темноте и прохладе. И есть. Ни в чем себе не отказывая при этом.
Есть еще буквально несколько задач, совсем не глобальных. Просто сделать и жить-да-радоваться уже наконец.
Как-то надо уже ослабить вожжи и начать жить, приехали ведь.
А пока - все нервы, как струны, перетянуты на столько, что не звучат. И ни с чем не резонируют.
И я даже рада, что погода наконец испортилась и можно никуда не бежать. Замереть и переждать, пока отрастут новые, живые клетки души.
Те, что были, все отмерли. Склероз всех тканей, как говорят в медицине.

Время перемен
DENASTIYA
denastiya
Какие все предупредительные стали. Внимательные. На всех книжках-игрушках-билетах возрастные категории написали.
Рекламу табака, алкоголя, абортов и всех медицинских услуг заодно (если кто не знал) запретили. Геев приструнили. Детей напугали педофилами, взрослых - ювенальной юстицией. Откуда-то из секретных лабораторий извлекли на свет поющих ангельскими голосами хороший репертуар детей и запустили в прайм-тайм. Фотографиями мимимишных котят удушили до аллергии.
В соцсети и прочие информационные ресурсы запустили десант ручных троллей - сидят, строчат, переформатируют распустившееся за годы анархии общественное сознание на патриотический лад.
В ближнем зарубежье события - в интернете консилиум: а как там их детки, что рисуют, какой цвет фломастера предпочитают? Айяйяй!.. Они же, бедные, как губка все впитывают, что ж из них вырастет-то, такой стресс, такой стресс...
И тут же еще один десант - ручных психологов нате вам!
Только и читаешь-видишь-слышишь из каждого утюга: ты спииишь... В лесу... На зелёной лесной полянке... В безоблачном небе светит солнце... Вдалеке раздаётся слаженное пение... Взвейтесь кострами, синие ночи, мы... дети... близится... Не разборчиво.
Красота! Буквально еще чуть-чуть и все срастётся! Разрыв в шаблоне я имею в виду. Зарастёт, как на собаке профессора Преображенского.
Ну подумаешь почти 30 лет пропагандировали промискуитет в самых извращённых формах. Кто пропагандировал? Где? Ничего не знаем, это вам приснилось. У нас все по прежнему. В моде снова хорошие мальчики и девочки.
Поразительно. Особенно в сравнении.
Прям так и хочется заорать: Минуточку! как же так! Ведь я же все помню! Как, примерно 25 лет назад люди массово сошли с ума и радостно превратились в плохих мальчиков и таких же девочек. И как с цепи сорвавшиеся собаки поголовно стали пить, курить (потому что появилось что пить и что курить и поводы это делать), спать с кем подвернётся, не важно, главное чтоб как можно больше с кем, это же круто! Модно! А замуж не круто. Дети??? Какие еще дети???  Тут и без детей хоть в петлю.
И уж точно вообще никого не волновало, кто там что рисует и какой такой кровью по стеклу.
Не знаю даже. Может и не было ничего? Может привиделось?
Может это только я из таких? А вы из каких?

Теория поколений
DENASTIYA
denastiya
Подарила ребёночку на Новый год пупса натуралистичного. Бабушка сказала - подари ребенку такого, это хорошо. А у нас бабушка такой непререкаемый авторитет в вопросах воспитания ребёночков, что если она велела, то можете не сомневаться - это даже не переосмысляется. В бидончике, значит в бидончике.
Ну что вам сказать... Я буду плохой бабушкой. Это мне стало понятно после первых же трех "уа-уа" изданных этим резиновым поганцем.
Два дня я честно держала себя в руках, на третий сорвалась и выдала сакраментальное "мамаша, угомоните своего ребёнка, что он у вас все время кряхтит?!.."
И это был самый честный из всех моих порывов.
Дальше - больше: новоявленная трёхлетняя мать проявила чудеса догадливости и начала изъясняться примерно такими фразами:
- мама, посмотри за бэби, а я пошла на работу.
- мама, бэби надо покормить.
- мама, сделай что-нибудь, бэби же плачет!
Ой, товарищи, я знала про себя, что я плохаямать (в одно слово), но не знала, что на столько... Через какое-то время едва завидев это Бэби я начала тихо отползать под любым предлогом...
Для меня люди, у которых больше одного ребенка - Боги. Просветлённые и очистившиеся от всех грехов.
Для меня и один-то - подвиг. Прежде всего духа, потом тела, а в довершение всего - нервов. По последнему пункту я позорно проигрываю все раунды этой войны...
Пушкин не зря по одному из своих названий Детское село. В декабре наша очередь в садик была 18 789. К окончанию школы, то есть, подойдёт.
И это мне так странно... Мне казалось, что к 2010 году закроют последний детский садик, потому что ходить туда будет некому.
В 90-ые, как раз в период превращения моей детской психики во взрослую, хотеть ребенка было совершенно неприлично.
Прилично было хотеть стать проституткой и бандитом.
Ну, может не все хотели, но примеряли на себя точно все.
Как сейчас помню:
- мама, в школе девочки спросили - а ты бы пошла в проститутки? Я сказала - ни за что!
На что мама ответила - да тебя еще и не возьмут.
Что тоже было характерным ответом, потому что проститутки нам тогда виделись примерно такими: холёная, надменная дама в дорогих шмотках и в белом мерседесе. Ну и где они, а где мы в своих рейтузах в катышку. Ясно же, что не возьмут...

Ду ю спик инглишь
DENASTIYA
denastiya
Нет, вы только подумайте, моего ребенка - в театральный кружок послали! Наглость какая.
Самый распространенный невроз на земле - это "яплохаямать".
Ха! Подростковые комплексы ни что, по сравнению с этим
И одно из самых распространенных наваждений всплывающих в воспаленном мозгу родителей-неврастеников, это английский язык.
Про то, как надо преподавать иностранные языки даже взрослым я, честно говоря, имею самые смутные представления.
Мои личные взаимоотношения с этим предметом никак нельзя назвать хоть сколько-нибудь осмысленными.
Как и основная масса советских школьников, знакомство с ним я начала в четвертом классе. И за шесть оставшихся лет обязательного среднего образования преподавать английский нашему классу пытались одиннадцать училок разной степени незаинтересованности. Кто-то из них даже оказался достаточно строг, для того чтобы заставить меня выучить и запомнить на веки вечные пару эффектных оборотов. Мало ли пригодится в диких степях заграницы! Как то: Ландон консист оф мэни патс, зэара вэри дифрент фром ич азе.
Ну и как отче наш, конечно же: Май нэйм из Лина Стогова. Май мазе из э докта. Май фазе из э ком'юнист пати.
Господибоже, как я школу-то закончила, вот из э квэсчн...
Потом был институт. И подробности я опущу вовсе (да, если кто думал, что я законченная эксгибиционистка, любящая рассказывать свою подноготную во всех деталях всем подряд, то вы ошибались, историй порочащих меня по-настоящему никто не узнает никогда, тут я кремень).
Все остальное время мне было страшно некогда, ну вы ж понимаете - у истинного неврастеника взаимоотношения со временем всегда истерические. Какое уж тут образование, когда кругом столько работы и прочих не закрытых гештальтов.
И вот наконец настало время, когда все недорезанные снежинки можно наконец дорезать, недопетые тили-тили трали-вали допеть, а недовыученные уроки довыучить.
Вот как хотите, а я уже не раз и не два словила себя на чувстве махровой двоечницы, прошедшей таки переэкзаменовку!
Пропевая дочери песни, слов которых я полностью так и не узнала в своем детстве. Досмотрев все недосмотренные мультики. Собрав все несобираемые конструкторы. И прочее тому подобное - недопонятое, недоделанное и недослышанное. Слава интернету, теперь с тем, чтобы найти нужное нет никаких проблем...
Ну и английский, да... Как мать,  терзаемая постоянным чувством вины из-за того, что, скотина меркантильная, работаю, а не дитё ращу по всем правилам, в один прекрасный день я додумалась и до этого - сводить трехлетнего ребеночка английский поучить.
Сразу скажу - нынешние дети, это не их родители. Особенно не такие престарелые, как я.
Ребенок, с десяти месяцев ездящий в другие страны, будь это не важно что, хоть бы даже и Тунис, простихосподи, сам факт существования других языков воспринимает как должное. И когнитивного диссонанса от звучания непонятной речи не испытывает.
Так что за нежную психику в этом смысле я была спокойна.
Занервничала я, когда началась ролевая игра,  в которой Еве предложили быть некой Кимми (не уверена, что она поняла, что это имя девочки, а не предмет интерьера или редкий зверь), грустному, не выговаривающему большую половину русских букв мальчику - какого-то Тимми (родной брат Кимми, которая, как мы уже выяснили вполне могла быть и табуреткой), а двухлетке, вообще еще не говорящей даже на своем родном, выпадает быть, нибольшенименьше - ТИЧЕ.
- ай эм, Кимми, ай эм, Кимми - Ева, повторяй!
- ай эм...  Ева!
Радостно сказала Ева, чем заслужила в моих глазах оценку IQ в 165 баллов.
Через 15 минут этой белиберды Ева устала и захотела просто поиграть в мячик.
На это наша Тича сказа: "неееет, мама, вы должны объяснить ребенку, что тут нужна ДИСЦИПЛИНА. И надо сидеть, слушать и выполнять то, что говорит учитель".
Нет, я вовсе и не собиралась возмущаться педагогической профнепригодностью преподавателей детских развивалок. Развивалки существуют не для того, чтобы обучать детей наукам, а для  того, чтобы мать смогла хотя бы на час уйти с манежа, где она большую часть суток работает аниматором.
Добил меня вечерний звонок.
- здравствуйте, это Марьиванна, вы сегодня приводили ребеночка ко мне, учить английский. Так вот, ваш ребеночек, такой не ординарный ребеночек, что я вот решила вам посоветовать: поводите ее лучше в Студию Актерского мастерства...
Первое желание было - сказать "сама дура".
Поверьте,  имея в анамнезе актерское образование, мужа-рокзвезду и бабушку-художника, я не услышала в этом предложении ничего лестного. Для себя.
Неискренне улыбаясь в трубку, я поблагодарила училку за такую заботу, но, нет, говорю, ешьте сами с волосами. Не хочу.
Из вредности еще расспросила ее саму, с какой горы нам тут такой ком, на что получила ответ: красный диплом такого-то института, золотая медаль, почетная грамота, значек ВДВ и на закуску - Кембридж. Чёта Кембридж как-то перестал быть для меня авторитетным учебным заведением после этого...
Но,  подумав пару дней (читай - наплясавшись с утра до ночи вприсядку, развлекая родное чадо), я решила, а почему бы и не сводить ее на это, не к ночи будь помянуто, актерское мастерство.
Событие было обставлено особым образом. Нам назначили ИНДИВИДУАЛЬНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ! Для того, чтобы понять - а достоин ли мой ребенок посещать столь эксклюзивные занятия (300р час занятий в группе из трех таких же, в комнатке без окон 12 кв.м, на пятом этаже торгового центра).
Я пять лет угрохала на то, чтобы получить диплом Театральной Академии (простите за пафос, это я нарочно). Я мать! (подогреваю в себе чувство собственного достоинства, как могу). Но это не делает меня педагогом ни на секунду. Я понятия не имею, кто такие трехлетние дети и как их научить хоть чему-то! Почему же этот пузатый, шепелявый, пятидесятилетний дед-мороз в дешевых носках, решил, что он может это делать?.. И ладно бы он решил просто денег подзаработать, я бы поняла, простила и благословила даже, но нет! Он индивидуальную консультацию организовал. Чтобы выяснить, сможет он из этой девочки сделать Грету Гарбо (или кого там сейчас делают) или ей стоит "подумать о другой профессии"!
В общем, я не поняла, что он там решил. Поняла я только, что это муж англичанки.
Прости, доча, если лишила тебя сразу двух уникальных возможностей развития личности. Заранее каюсь. Вырастешь - поймёшь.
Tags: